Горно-металлургический профсоюз России (ГМПР) Свердловская областная организация Горно-металлургического профсоюза России Свердловская областная  организация ГМПР



Гибкий, но жесткий

К концу года российский бизнес все же попытался вынести на рассмотрение свою концепцию изменения Трудового кодекса. Основные ее положения уже известны: упростить увольнение работников, уменьшить влияние государства и профсоюзов на трудовые отношения, расширить применение срочных трудовых договоров и “гибких” форм занятости. Профсоюзы на этапе обсуждения заблокировали дальнейшее рассмотрение концепции, однако пока непонятно, оставят ли работодатели попытки либерализовать трудовое законодательство.

ПРЕДПОСЫЛКИ

По словам генерального директора Общероссийского межотраслевого объединения работодателей - производителей никеля и драгоценных металлов Анатолия Харламова, Трудовой кодекс требует коренных перемен, поскольку сильно изменилась структура рынка труда. Если до 1990-х годов в промышленности работало около 55% трудящихся, то сегодня их осталось лишь 25%, тогда как 63% трудятся в сфере услуг. При этом от 12 до 15 млн человек вообще работают в неформальной сфере, где не соблюдаются никакие права. Кроме того, в последнее время появилась так называемая “гибкая занятость” (читай - аутсорсинг и заемный труд), и количество таких занятых постоянно растет.

- К тому же в действующем кодексе отсутствуют достаточно весомые предпосылки для стимулирования работодателей к созданию новых рабочих мест и широкому использованию “гибких” режимов труда, - сказал Харламов на расширенном заседании рабочих групп Российской трехсторонней комиссии 28 ноября.

Почему-то бизнес считает, что Трудовой кодекс должен это стимулировать. Удивление профсоюзной стороны вызвали и оглашенные предпосылки к пересмотру кодекса. Дело в том, что он принимался не в 1990-е годы, во время перехода от социализма к капитализму, как указано в концепции, а в 2002 году, когда рыночные отношения в нашей стране уже более-менее сформировались. Так что в ТК РФ просто нет ничего устаревшего, оставшегося от советской системы трудовых отношений.

Авторы концепции полагают, что прошедший кризис - это тоже весомый повод изменить ТК, поскольку он выявил неотрегулированные моменты, которые приходилось как-то регулировать временно, в спешном порядке. Например, такая норма, как выход работника в вынужденный отпуск, сегодняшним ТК РФ не предусмотрена, хотя ею во время кризиса активно пользовались. На это зампред ФНПР Нина Кузьмина заметила, что экономическая система, построенная на создании денег из ничего, никогда не будет стабильной, какой бы ни был принят кодекс.

- Из предпосылок, по которым, как кажется бизнесу, нужно реформировать трудовое законодательство, мы видим только желание переложить собственные потери и издержки на работников и государство, - отметила Кузьмина.

Снижение же гарантий во время кризиса, что хочет узаконить бизнес, профсоюзная сторона сочла абсолютно неприемлемым, поскольку очень сложно объективно определить, что такое кризис, действительно ли у работодателя нет денег на зарплату или он все спустил на покупку новой яхты. В 2008 году нерадивые работодатели нередко списывали на кризис собственные просчеты и ошибки менеджмента. Почему за это должны расплачиваться работники своим заработком?

ВЗЛОМ ОТНОШЕНИЙ

По мнению авторов концепции, в кодексе следует изменить даже понятийный аппарат, поскольку-де определение таких фундаментальных понятий, как “рабочее время”, “рабочее место” и т.д., устарело. Это связано с появлением новой формы труда - дистанционной занятости, при которой рабочее место, время, отдых и другие вещи принципиально иные, чем для работника с традиционной формой занятости.

Член экспертного совета правительства РФ Александр Починок привел в пример крупнейшую металлургическую компанию “Арселор”, где непосредственно в штаб-квартире сидит очень мало сотрудников, гигантское же количество - около 11 тысяч управленцев - работает дистанционно в Индии, Америке, Великобритании и других странах. И трудовые отношения с этими работниками регулируются законодательством той страны, в которой они живут. К такой же модели идет и Россия.

Председатель ФНПР Михаил Шмаков на это резонно возразил, что надомный труд ничем, по своей сути, не отличается от дистанционного труда, при этом он полностью отрегулирован законодательно, а заемный труд, за который так ратуют работодатели, снижает права и гарантии работников, поэтому его надо вообще запретить.

Однако работодатели продолжают:

- В первую очередь мы считаем, что основным методом регулирования трудовых отношений должен стать договорной метод. При этом кодекс должен определять права и обязанности сторон трудовых отношений и регулировать их минимальное значение, а также формировать механизмы оперативного разрешения индивидуальных и коллективных трудовых споров, - уверен Харламов.

Авторы концепции предлагают основным регулятором социально-трудовых отношений сделать механизм соцпартнерства. То есть предоставить работодателю и работнику самим договариваться обо всех условиях труда: зарплате, льготах, доплатах за вредность, отпуске и прочем.

- Доплаты за вредность - абсолютно устаревшая, совершенно ничего не показывающая норма, - убежден Починок. - Я не представляю, как мы с нынешним законодательством и нынешними коэффициентами будем, например, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах доводить зарплату в непроизводственной сфере до уровня средней по региону, где работают нефтяники и газовики, и при этом сохранять всю систему районных и северных коэффициентов. Это нерешаемая задача.

А раз это сложно отрегулировать единым для всех образом, значит, надо отдать на откуп работодателю. Так, что ли? И система, при которой на соседних предприятиях будут разные “северные” коэффициенты, бизнесу кажется нормальной.

Зато в Трудовом кодексе, по их мнению, нужно более подробно прописать механизмы вывода соцпартнеров из возможных разногласий. На вопрос, как же работодатель и работник будут договариваться, если у них в принципе разные цели (у работника - высокая зарплата, а у работодателя - получение прибыли), Харламов ответил, что не считает эти стороны антагонистическими:

- Раз забастовок в стране нет, значит, нет антагонистических противоречий, - пояснил он, что вызвало взрыв смеха на профсоюзной стороне.

Председатель ФНПР назвал эту концепцию “взломом отношений, сложившихся в течение последних десяти лет”, и предупредил, что если работодатели будут лоббировать свои интересы, то и профсоюзы начнут лоббировать свои. Например, предложат либерализовать сферу забастовок: снять запрет на забастовки транспортников, полиции, военных, коммунальщиков; разрешить забастовки солидарности; все согласительные процедуры начинать уже после объявления забастовки. Кроме того, профсоюзы потребуют запрета на увольнение профлидеров и т.п.

БЛОК-ПОСТ

По мнению профсоюзной стороны, существующий Трудовой кодекс предусматривает и возможность увольнения нерадивого работника, и возможность заключения срочного договора с пенсионерами, молодежью, молодыми мамами, аспирантами, студентами-очниками, и многое другое. Для этого совсем не нужно ничего менять, нужно просто грамотно этим пользоваться.

В контексте предложенной концепции РСПП “излишняя забюрократизированность процессов изменения трудовых договоров” читается как необходимость согласования этих изменений с работниками и их представителями - профсоюзами. То есть концепция направлена на то, чтобы вытеснить профсоюзы и государство из системы регулирования социально-трудовых отношений и вернуться к двухсубъектной системе: работник - работодатель. При этом подразумевается, что работник должен будет самостоятельно заботиться о защите своих трудовых прав: на такие мысли наводит фраза о “введении института самозащиты работниками своих прав”.

Увеличение же эффективности рынка труда, исходя из этой концепции, означает неограниченные возможности работодателей использовать “гибкие” режимы работы и “гибкие” формы занятости, да еще при возможности одностороннего изменения условий трудового договора по инициативе работодателя.

- За либеральным словоблудием на самом деле скрываются планы изменения собственника у такого ресурса, как труд. Агитация за внедрение заемного труда - в том же русле, - говорит Нина Кузьмина. - Но трудовые отношения - это фундамент, а нам в фундаменте не нужна ни зыбкость, ни гибкость.

Повышенная защита прав работника - как самого уязвимого участника трудового договора - всегда была фундаментальным принципом трудового права с момента его возникновения, а представленная концепция намерена эту защиту ликвидировать.

По итогам трехчасового обсуждения никакого решения принято не было: речь о том, чтобы выносить концепцию на заседание РТК, вообще не идет, но профсоюзы даже заблокировали идею о создании рабочей группы для ее обсуждения. По мнению профсоюзной стороны, нет смысла заново переписывать Трудовой кодекс. Если же бизнес не устраивает какой-то конкретный пункт кодекса, то пусть вносит предложение, как его изменить, - это и будет рассматриваться в рамках социального партнерства. Трудовой кодекс - это живой документ, за этот год в него было внесено через систему социального партнерства около 40 поправок (а около 60 было отклонено), и это нормальная система, которая работает последние десять лет.

Минтруд, по словам его представителя, директора департамента оплаты труда, трудовых отношений и социального партнерства Марины Масловой, счел, что некоторые предложения концепции РСПП “заслуживают внимания”, однако консолидированной позиции у правительственной стороны пока нет. В недрах других министерств она не обсуждалась.

Что будут делать работодатели дальше со своей концепцией - пока неизвестно. Возможно, разобьют ее на части и начнут вносить поправки в действующий ТК. Напомним, что, по существующей вот уже десять лет договоренности, все поправки к Трудовому кодексу принимаются только консолидированно, то есть против них не должна возражать ни одна из сторон. В случае если хотя бы одна сторона против - поправка не принимается.

«Солидарность»






адрес: г. Екатеринбург, ул. Пушкина, 10,
e-mail: gmpr@gmpr.ur.ru ICQ: 470-536-748
телефон: (343) 371-21-72
факс: (343) 371-22-46

Rambler's Top100 Дизайн-студия D1.ru